Designed by Сайт города Читы

Мировой опыт

Соединенные Штаты Америки

Многие из нас слышали про факт существования бизнес-инкубаторов в России и в мире, но мало кто задумывался об истории возникновения и становления этой идеи.

J.Mancuso.jpgПервые прообразы бизнес-инкубаторов появились еще в начале 20 веке, а первый инкубатор в современном понимании этого слова был создан в 1959 году в г.Батавия (шт.Нью Йорк, США) Джозефом Манкусо, который купил склад при фабрике, основал Batavia Industrial Center, организовал новые рабочие места и тем самым помог своему городу бороться с экономической депрессией.

Другим не менее важным аспектом в истории инкубаторов является Кремниевая долина. Она стала своего рода стартовой площадкой для развития и культивирования идеи сопровождения бизнеса на ранних стадиях его развития.

 

Кремниевая долина
Кремниевая долина

Первым венчурным проектом в Кремниевой долине (от англ. venture — риск) стал Hewlett-Packard — сегодня всемирно известный лидер в области производства персональных компьютеров и периферийных устройств к ним.

packard_hewlett.jpgОснователи этой компании, и по совместительству выпускники Стэндфордского университета, Уильям Хьюлетт и Дэвид Паккард по наставлению профессора Фредерика Термана занялись промышленной разработкой осциллятора, получили финансовую и консультативную поддержку от Индустриального парка их университета. Эту историю можно назвать самым ярким и успешным, а самое главное первым примером эффективной работы бизнес-инкубатора. Сам индустриальный парк был окончательно сформирован к 1951 году. К моменту 100%-го заполнения (в 1980-е) в нем размещалось 90 компаний с численностью сотрудников около 25 тыс. человек (в три раза больше, чем училось в самом университете).

В то время американские инкубаторы развивались благодаря трем составляющим:

  • Желание использовать старые, незанятые промышленные помещения, предоставив их для нужд малого бизнеса;
  • Финансовая помощь государства, финансирующего новые университетские программы в области инноваций и предпринимательства;
  • Предприниматели, стремящиеся передать свой опыт и вложить ресурсы в новые технологические компании.

В 60-е годы бизнес-инкубаторы еще только начинали развиваться. Их рост ускорился в 70-х и 80-х годах, главным образом, как результат необходимости оживить регионы, пострадавшие от сокращения рабочих мест в основных отраслях промышленности.

По-настоящему большое распространение бизнес-инкубаторы получили в конце двадцатого столетия. Их количество росло очень быстро: с менее 100 в 1980 году до 1000 в 2002 году.

80-е годы характеризуются гораздо более тесным, чем прежде, взаимодействием инкубаторов с высшим образованием и исследовательскими институтами. В это время произошло осознание значения создания и расширения новых бизнесов для местной экономики.

90-е ознаменовались дальнейшим развитием. Инкубаторы стали специализироваться на различных отраслях, стали появляться новые разновидности инкубаторов: интернет инкубатор, акселератор, венчурный катализатор и др.

Согласно Национальной ассоциации бизнес-инкубаторов (NBIA), с августа 1998 по август 2000 года, новые интернет-инкубаторы создавались почти каждый день. Кризис 2000 года (dot-com bubble) значительно повлиял на них: к примеру, в 2003 году работали менее 40% интернет-инкубаторов. Несмотря на это рост количества инкубаторов продолжился уверенными темпами.

Европа и Азия

Модель оказалась настолько успешной, что численность и инкубаторов и самих инновационных компаний стала очень быстро расти. Естественно американский опыт переняли и в других странах мира, с поправками на социокультурные особенности ведения бизнеса и инвестирования.

Условно можно поделить модели построения венчурного капитализма вне США на три категории:

  1. Разработки высоких технологий служат исключительно на внутренний рынок, компании производят узконаправленные продукты, либо довольствуются импортируемыми технологиями.
  2. Технологический сектор продает услуги: контактное программирование, бизнес аутсорсинг, контактное производство. По такому пути идет Индия, Китай и другие страны Восточной Азии, а также Бразилия и Мексика.
  3. Страна экспортирует готовые собственные технологии. Это самый высокий уровень развития. Скандинавские страны, Израиль и Канада развивают именно этот подход. Соответственно на его реализацию уходит больше средств, но и на выходе получается продукт с большей добавленной стоимостью.

Формально говоря, европейский венчурных бизнес сильно отличается от американского в силу социокультурных особенностей: если американский менталитет рассматривает поражение как вызов двигаться дальше, то европейский бизнесмен, провалив хоть один проект будет навеки заклеймен непрофессионалом. Соответственно и развитие инновационной сферы деятельности в Европе идет другим путем. Конечно, есть Кембриджский университет, который, подобно Стэнфорду, собрал вокруг себя десятки высокотехнологических компаний, но это в относительно либеральной Британии. Правительства Франции и Германии очень сильно влияют на экономику и рынок, соответственно инновации здесь находятся в непосредственной близости от госаппарата, иначе говоря, университеты, объединенные в единую сеть, получают определенное финансирование инновационных проектов, становясь подобием американских бизнес-инкубаторов.

Особенно показателен пример Израиля, как страны, создавшей специальную программу бизнес-инкубирования, за предельно короткий срок. Ее особенностью является то, что низкопроцентная ссуда, выдаваемая компании-разработчику начинает выплачиваться только после удачного старта продукта фирмы на свободном рынке. Иначе говоря, все силы инноватор бросает на доведения продукта до логичного завершения, привлекая сторонние инвестиции. Все участники проектов заинтересованы в успехе, так как владеют частью компании. В течение двух лет фирма должна создать прототип продукта, разработать бизнес-план и подготовиться к привлечению коммерческих инвестиций. Проекты, которые были признаны неуспешными и закрыты, не несут никаких обязательств перед государством по выплате грантов.

Азиатский регион также в целом переживает подъем венчурного бизнеса, начавшийся в 80-е из-за хлынувших в эту часть света инвестиций со всего мира. Дешевизна рабочей силы и ее приемлемое качество привлекали транснациональные корпорации и венчурные фонды к созданию своих филиалов. Получив доступ к новейшим технологиям китайские, корейские и сингапурские компании стали копировать инновационные продукты для продажи на внутреннем рынке, тогда как произведенные в Китае брендовые продукты шли на экспорт. Это яркий пример первой модели развития инновационной сферы, когда компании в состоянии лишь копировать чьи-то наработки, доводя до совершенства заимствованные технологии.

Россия

Место России на всемирном рынке высоких технологий до недавнего времени оставалось достаточно незаметным. В первую очередь из-за очевидной неразвитости патентного права и повсеместного пиратства. Однако в последнее время инновационная сфера деятельности стала преобладающей в работе правительства, как направление, которое поможет уйти от имиджа страны сырьевого придатка. С середины 90-х годов интернет проекты получили большое распространение.

Российское правительство разработало программу поддержки малого предпринимательства в сфере инновационных технологий. Совместно с региональными правительствами федеральный бюджет на равных участвует в создании инновационных бизнес-инкубаторов по всей стране. Конкурсной комиссией отбираются самые многообещающие проекты, которые и размещаются в инкубаторе, где компаниям, согласно мировому опыту, оказывается содействие во всех сферах ведения бизнеса.

Таким образом, появление бизнес-инкубатора CLEVER — это результат работы федерального и регионального правительств, поставивших цель развить в нашем регионе высокотехнологичную сферу предпринимательства используя мировой опыт и лучшие бизнес наработки. 

Search